Олег Уланов

На главную
Контакты
Карта сайта

«Я родился
в Советском Союзе...»

Вертикаль власти образца 1957

Главная  Колонка автора  Вертикаль власти образца 1957

 Вертикаль власти образца 1957

Листая пожелтевшие страницы давешних календарей, порою удивляешься, насколько избирательна человеческая память. Особенно если над нею вдумчиво работают профессионалы из высоких организаций, отвечающих за формирование общественного сознания, будь то Отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС или его сегодняшние аналоги. Спросите любого встречного-поперечного россиянина: «Что вы можете сказать про год 1957-ой?» и без сомнения услышите сакраментальное про запуск первого искусственного спутника Земли. Это если собеседник попался более-менее в возрасте – подрастающее поколение не всегда может вспомнить славную дату. В моей собственной практике общения с детишками среднего школьного возраста, звучали хронологические версии весьма экзотические, от 1945-го до 1983-го. Последняя дата вообще удивительна, не иначе со сбитым южнокорейским «боингом» юноша попутал.

Что касаемо знаний о прочих событиях, имевших место в 1957 г., то здесь рядовой обыватель проявляет вполне объяснимую девственность. Редкий эрудит с трудом вспомнит ещё про фестиваль молодежи и студентов в Москве, но и только. А ведь именно в этом году окончательно сложилась та причудливая конфигурация властной пирамиды, сработанной под себя Н.С.Хрущёвым, которая позволила ему достаточно долгое время удерживаться во главе советского государства, несмотря на фактическую профнепригодность к лидерству в великой державе. Соответственно, события, имевшие место в этот очень короткий промежуток времени, тщательно потом вымарывались подчиненными М.А.Суслова из популярной и публицистической литературы, оставаясь сухими строчками в энциклопедиях.

Оказавшись в главе сталинского Политбюро, Никита Сергеевич чувствовал себя достаточно неуютно. Весовая категория вечного шута, танцевавшего гопак на «ближней даче» в Кунцеве под одобрительные комментарии отца народов, никак не позволяла ему встать вровень с титанами. Железный наркомпуть Лазарь Каганович, немногословный В.М.Молотов, в вечном пенсне, невозмутимый как скала, да и набравший популярность после колхозной реформы 1954 года Георгий Максимилианович Маленков – все они, по большому счёту, не считали «Никитку» игроком своего класса. Тем более, что взятая им на ХХ съезде КПСС линия на развенчание культа личности И.В.Сталина впрямую ударяла по старой гвардии, принимавшей непосредственное участие в репрессиях. Потому в июне 1957 года вышеозначенная троица выступила с согласованной позицией: «Не пора ли менять вождя?». На заседании Президиума ЦК этой группе политиков удалось провести решение об освобождении Н.С. Хрущева от должности первого секретаря ЦК КПСС, но все их карты спутала жёсткая позиция министра обороны. Г.К.Жуков, занимавший в то время это важнейший пост, настоял, чтобы вопрос был перенесен на планируемый пленум ЦК, а затем в считанные дни, используя военную авиацию, сумел в пожарном темпе собрать для участия в нем большое число членов ЦК из удалённых регионов страны. Пленум завершился изгнанием с руководящих постов наиболее одиозных сталинистов и триумфом Хрущева.

 

Первая часть шахматной комбинации была разыграна блестяще, но Хрущёв был обеспокоен. Рокировка в Политбюро удалась только потому, что её поддержал лично «маршал победы». Амбициозный и волевой, Георгий Константинович был чрезвычайно влиятельной фигурой при любом раскладе. Кроме того, первому секретарю не давала покоя следующая аналогия: он хорошо помнил, что командовавший вооруженными силами США во время Второй мировой войны Дуайт Эйзенхауэр сумел сделать блистательную карьеру в политике и стать президентом Соединенных Штатов. Мстительный и изворотливый, прошедший полный курс подковёрных интриг, Никита Сергеевич хорошо понимал, особенно в свете готовящегося им решительного сокращения численности сухопутной армии, что от Жукова нужно избавляться любыми путями.

55 лет назад, в октябре 1957 года, министра обороны решением ЦК отправляют в длительную зарубежную поездку на Балканы. За 22 дня, в течение которых маршал отсутствовал в Москве, Президиум ЦК, ведомый Хрущевым полностью реализовал замысел закулисного сговора. Как члена высшего партийного органа, Жукова нельзя было удалить с поста кулуарно. Его судьбу мог решить только пленум, лихорадочную подготовку которого провели в отсутствие фигуранта. Чтобы обеспечить поддержку в снятии Жукова, партийные элитарии решились на невиданный подлог и фальсификации. Начиная с 18 октября, были инспирированы многочисленные слушания на парткомах в военных округах, на которых посланцы Президиума ЦК выливали ушаты грязи на Георгия Константиновича. Такие пируэты пропаганды означали для слушателей, поднаторевших в партийной словесной казуистике, что карьера министра обороны завершена. 26 октября вопрос о состоянии партийно-политической работы в армии и на флоте был вынесен на заседание Президиума ЦК, на сей раз уже в присутствии Жукова, примчавшегося в Кремль прямо из аэропорта. Заговорщики были спокойны: партактивы показали, что сторонников у министра обороны практически нет. Жуков пытался сопротивляться и резко отрицал огульные обвинения.

Но исход дела был предрешен заранее. Целый ряд высших лиц страны, в том числе штатный идеолог Суслов и будущий генсек Л.И. Брежнев, выступили с порицанием Жукова, а донельзя довольный Хрущев предложил: снять тов. Жукова с поста министра обороны за грубое нарушение партийных принципов военного строительства. Ему инкриминировали «… принижение роли политорганов и партийных организаций в армии, … поощрение в Вооруженных Силах культа собственной личности», и уж совсем вопиющее «стремление к неограниченной власти, к установлению контроля над силовыми структурами». При Сталине за такими обвинениями следовал обычно неминуемый расстрел по какой-нибудь из вариаций 58-ой статьи УК. Однако, внутриэлитные договорённости, достигнутые после кончины Сталина, продолжали действовать: Жукова лишили постов, но не жизни.

Торжество Хрущёва было ярким, хотя и недолгим. Через семь лет его самого подвинут из кресла главы государства аккуратным верховным переворотом. Остаток своих дней опальные военачальник и его когда-то всесильный оппонент доживали на загородных дачах, коротая время за написанием мемуаров. В июне 1974 года Жуков умер. Официальная печать глухо пробубнила о «большой потере» и лишь будущий нобелевский лауреат, эмигрант И.Бродский отозвался на это событие блистательной эпитафией с далеких берегов Атлантики:

Воин, пред коим многие пали

стены, хоть меч был вражьих тупей,

блеском маневра о Ганнибале

напоминавший средь волжских степей.

Кончивший дни свои глухо в опале,

как Велизарий или Помпей.

Источник

© 2009 Уланов Олег Владимирович
разработка сайта — СолидСайт
Карта сайта Версия для печати