Олег Уланов

На главную
Контакты
Карта сайта

«Я родился
в Советском Союзе...»

До свидания, Борис Натанович...

Главная  Колонка автора  До свидания, Борис Натанович.....

 До свидания, Борис Натанович...

Сегодня, 21 ноября 2012 года, страна прощается с Борисом Стругацким. После гражданской панихиды тело писателя, как и его брата Аркадия, который скончался в 1991 году, будет кремировано. Согласно воле покойного, его прах будет развеян над Пулковскими высотами Санкт-Петербурга. Ушёл еще один символ советской эпохи, вторая половина творческого дуэта, который несколько поколений читателей знали как «АБС». Закончилась целая эпоха в отечественной фантастической литературе. Сами братья Стругацкие считали, что их книги написаны в жанре «реалистической фантастики», соединявшей самый смелый полёт научно-технической мысли с пристальным вниманием к внутреннему миру человека.

Кровавый и бунташный ХХ век был неласков к семейству Стругацких. Отец, Натан (Нота) Залманович Стругацкий, член еврейского Бунда, вступивший затем в РСДРП, после Октябрьской революции присоединился к большевикам, лихо комиссарствовал в Гражданскую. В 20-ые годы работал на «хозяйственных фронтах», в роковом для старой гвардии 1937-м был исключён из партии и де-факто сослан доживать свои дни на унизительную должность библиотекаря отдела эстампов Ленинградской публичной библиотеки им.М.Е.Салтыкова-Щедрина. Такое падение с административных высот подорвало его здоровье и привело к преждевременной смерти от гриппа в 1942-ом. Мать, Александра Ивановна Литвинчева, из зажиточных украинских крестьян, талантливый филолог, вынуждена была ограничиться долей рядовой школьной учительницы. Типичная семейная подоплёка партхозноменклатуры времён сталинского СССР. Старший брат Аркадий искренне хотел быть астрономом, а стал военным переводчиком. Младший, Борис, мечтал о профессии физика-ядерщика, а стал астрономом. Но внешние обстоятельства, во многом отягчавшиеся «пятой графой» братьев (послевоенные реалии «борьбы с космополитизмом» были не лучшим временем для карьерного роста двух молодых евреев), не смогли задушить в них писательский талант.

Первые же произведения АБС показали публике, что пришли два Мастера с большой буквы. Широкими импрессионистическими мазками они рисовали картину «Мира полудня», коммунизма с человеческим и чертовски привлекательным лицом – лучшее, пожалуй, в советской утопической литературе описание светлого будущего. Трудно переоценить влияние книг этого цикла на подрастающее поколение 60-70-ых годов ХХ века, ими зачитывались, их яркие и выпуклые персонажи - Кондратьев, Жилин, Горбовский, Комов, Юрковский, Камерер – служили примерами для подражания. По контрасту с неоднозначной реальностью брежневского Союза, мучительно пытавшегося приспособить старые партийные догмы к новой техногенной реальности, выписанная Стругацкими, очень привлекательная и человечная вселенная XXII века манила подобно путеводной звезде. Мы искренне сопереживали пилотам падающего на Юпитер «Тахмасиба» в коротенькой повести «Путь на Амальтею», заворожённо следили на экспериментами нуль-физиков с «Далекой Радуги» и верили – Горбовский выживет вместе с Камиллом! Заключенный немецкого концлагеря Саул Репнин, мистически попадающий в XXIII век, сталкивался с инопланетной подлостью и низостью, столь понятной нам, а арканарская эпопея дона Руматы Эсторского просто не имела аналогов по степени читательского успеха: томик «Трудно быть богом», вышедший в 25-томной «Библиотеке научной фантастики», достать было практически невозможно, куда там Каттнеру и Хайнлайну.

Взрослел читатель, взрослели авторы. Застойное время «развитого социализма» наложило свой отпечаток на творчество АБС. В «Мире полудня» появляются тревожные нотки, и вот уже земные прогрессоры, подобно всему человечеству, заходят в нравственный и логический тупик: «Жук в муравейнике» и «Волны гасят ветер» глубоко пессимистичны. Много позднее Борис Стругацкий в одном из своих последних интервью выразился по поводу иллюзорности придуманного ими мира так: «Мир этот кажется недостижимым, потому что населять его должен Человек Воспитанный, для которого высшим наслаждением и смыслом существования является успешный творческий труд. Откуда такой Человек возьмется, каким образом получится превратить в него нынешнего человека - Человека Умелого (смысл жизни которого - увеличение разнообразия, количества и качества потребления), я не знаю …». Фантастика поздних Стругацких глубоко социальна: от чисто жюль-верновского восхищения техникой и веры в прогресс они пришли к совершенно уэллсовскому тренду, фантастике социальной и предельно антиутопичной. Первые звоночки разочарования прозвучали ещё в мрачном «Пикнике на обочине» и притчевой, сплошь состоящей из аллюзий и полунамёков «Улитке на склоне», которая вообще оставила в недоумении большинство тогдашних фанатов АБС. Сталкер Шухарт дошёл-таки до золотого шара, воплощающего мечты и что дальше? Каково оно, будущее человечества, прорвавшегося сквозь кровь и грязь к машине желаний, на какую магистральную дорогу вступит цивилизация, чтобы избегнуть самоуничтожения? Ответы на эти вопросы – квинтэссенция последних книг АБС. И недаром нынешнее полумифическое «поколение индиго» столь напоминает асоциальных гениальных детишек, столь тщательно лелеемых «мокрецами» в романе «Гадкие лебеди».

Последние годы, оставшись в одиночестве, Борис Натанович много выступал и писал с критикой современного нам общества, в том числе и российского. По его собственным словам, «Хищные вещи века», которые задумывались авторами как классическая антиутопия, душный мир торжествующего мещанства, оказался далеко не худшей среди мыслимых альтернатив. «При всей своей нравственной убогости, корявости, «антигероичности», этот мир сохраняет важнейшее условие развития и усложнения: свободу. Грубо говоря: ты можешь с головой погрузится в иллюзорное существование, дарованное тебе сверхнаркотиком- слегом, а можешь все силы свои и всю жизнь отдать борьбе против слега, за создание достойного настоящего Человека мира». Реальность начала XXI века оказалась на удивление точно срисованной с мира «ХВВ», нацеленного исключительно на бесконечно, экспоненциально растущее потребление материальных благ. Кроме того, политическое устройство России 2000-ых откровенно раздражало легендарного фантаста, и в первую очередь тем, что в наступившей стабильности Стругацкий видел родимые пятна столь ненавистного ему советского «тоталитаризма». Подобная точка зрения стоила ему немалого количества потерянных нервов: ярые поклонники СССР, в том числе и среди литераторов, не смогли простить бывшему кумиру юношества своего глубокого разочарования – а от любви до ненависти, как ведомо, лишь один шаг.

Впрочем, подавляющему большинству из нас сложно не согласиться с Сергеем Лукьяненко, который охарактеризовал вклад АБС в отечественную словесность следующим образом: «Популярность Стругацких объясняется тем, что именно они превратили советскую фантастику из популярной литературы в серьезную, настоящую…». Их многочисленные произведения навсегда останутся на книжных полках библиотек, вне зависимости от политической конъюнктуры и предпочтений критики, и молодые читатели будут учиться на примерах их героев – как не утратить веру в будущее человека, даже осознавая изъяны его природы. Спасибо вам, АБС!

Источник

© 2009 Уланов Олег Владимирович
разработка сайта — СолидСайт
Карта сайта Версия для печати