Олег Уланов

На главную
Контакты
Карта сайта

«Я родился
в Советском Союзе...»

Она вертится

Главная  Колонка автора  Она вертится

 Она вертится

31 октября 2012 года исполнится 20 лет с того момента, как римско-католическая церковь официально признала свою неправоту в казусе с обвинением великого математика и астронома Галилео Галилея в ереси. История борьбы учёного с Конгрегацией Священной канцелярии, то есть с инквизицией, длилась с небольшими перерывами с 1613-го по 1633 годы, и представляет из себя одно из наиболее ярких проявлений мракобесия, изо всех сил сопротивлявшегося уверенно наступавшему Новому Времени. Уже разглядывал в микроскоп капли воды безмерно удивлённый Левенгук, уже отсчитывали корабельное время хронометры Гюйгенса, а злопамятный Папа Урбан VIII методично терзал престарелого Галилео судилищем, пытаясь заставить его отречься от коперникианской ереси. Последняя серия допросов, длившихся около трех месяцев, сломила упорствующего естествоиспытателя. 22 июня 1633 г. Галилей на коленях принёс публичное покаяние в римской церкви Санта-Мария сопра Минерва. Его книга, в которой автор выражал согласие с гелиоцентрической системой мироздания, была внесена в рестрикционный список, а сам он до конца жизни проживал под неусыпным надзором инквизиции.

 

Ещё в XIX веке отдельными представителями католицизма делались попытки реабилитации Галилея, поскольку все образованные люди видели в этом инквизиционном процессе лишнее доказательство обскурантизма церковных иерархов. В частности, в 1820-ые годы в Ватикане на суд католических теологов были вынесены лекции по астрономии некоего монаха Сеттеле, в которых признавалась правота Коперника, и после трехлетнего обсуждения папа Пий VII наконец дал разрешение на их публикацию, запретив при этом даже заикаться о признании неправомочности суда над Галилеем. На Втором Ватиканском соборе 1962-65 гг. наиболее здравомыслящие кардиналы уже всерьёз заговорили, что дальнейшее замалчивание ошибки церкви по отношению к Галилею становится нетерпимым и компрометирует Святой Престол. Но только лишь с избранием прогрессиста и новатора Кароля Войтылы, интронизированного под именем Иоанна Павла II, стали наблюдаться реальные подвижки в этом направлении.

Выступая в 1979 году на сессии Папской академии наук, посвященной 100-летию со дня рождения А.Эйнштейна, Иоанн Павел II неожиданно вспомнил Галилея и выступил со знаковым заявлением: «Я предлагаю, чтобы теологи, учёные и историки в духе искреннего сотрудничества подвергли углубленному анализу дело Галилея и беспристрастно признали ошибки, кто бы их ни совершил». В июле 1981 года в Ватикане была создана специальная комиссия по разбору обстоятельств, сопутствовавших обвинительному приговору над мыслителем, её возглавил председатель Папских советов по культуре и диалогу с неверующими кардинал Поль Пупар. Но лишь в год 350-летия со дня смерти строптивого учёного, Пупар официально признал: «Осудив Галилея, Священная канцелярия действовала искренне, опасаясь, что признание революции Коперника сулит угрозу католической традиции. Но то была ошибка, и необходимо ее честно признать. Сегодня мы знаем, что Галилей был прав, отстаивая теорию Коперника, хотя дискуссия по поводу приведенных им аргументов продолжается и в наши дни». Итого, для признания своей роковой ошибки, католической церкви потребовалось без малого 360 лет, из которых последние 13 были, как представляется, потрачены на поиски наиболее обтекаемых формулировок собственного покаяния.

Извлекая уроки из этого вынужденного и, мягко выражаясь, запоздалого признания церковью своей вины, мы не должны забывать, что клерикализация российского общества, происходящая под видом «возвращения к традиционным ценностям» запросто может дать толчок подобным процессам. Деление на сакральное и светское в Средние века было аксиоматичным. «А как же иначе?» Человек, не считавший некую реликвию или взгляды священными и необсуждаемыми, становился полным изгоем, лишался прав и свободы. В современном светском обществе сами религиозные права базируются на свободе совести, когда ты можешь верить в сверхъестественные силы, а можешь их отрицать. Выражаясь образно, ежели в эпоху торжества религиозного сознания индивидуум ощущал себя свободным, лишь тогда, когда он принадлежал к лону той или иной церкви, то сегодня верующий свободен только до границ свободы атеиста, и наоборот. Задумаемся над этим, ведь «она всё-таки вертится!».

Источник

© 2009 Уланов Олег Владимирович
разработка сайта — СолидСайт
Карта сайта Версия для печати