Олег Уланов

На главную
Контакты
Карта сайта

«Я родился
в Советском Союзе...»

Мой папа был турецкоподданный... (к юбилею И.Ильфа)

Главная  Колонка автора  Мой папа был турецкоподданный....

 Мой папа был турецкоподданный... (к юбилею И.Ильфа)

Обозревая календарь памятных дат, задержался взглядом на неприметном юбилее. 15 октября 2012 года исполняется 115 лет со дня рождения Иехиела-Лейб Арьевича Файнзильберга, оставшегося в истории советской литературы как Илья Ильф. Написанные в соавторстве с Евгением Петровым, два «плутовских» романа, «Двенадцать стульев» и «Золотой телёнок» навечно обессмертили его имя, породив десятки афоризмов, повторявшихся многими поколениями отечественной научно-технической интеллигенции. Интеллектуалы гуманитарного толка относились к творчеству Ильф-Петрова с некоторым подозрением, но тоже хохотали над приключениями великого комбинатора: бдительная партийная цензура изрядно выхолостила сам жанр «сатиры», и подобных остроумных произведений в наследии советских писателей было по пальцам пересчитать.

Батюшка Ильи Файнзильберга, глубоуважаемый бухгалтер Арье Беньяминович, мечтал для своего сына о карьере счетовода (Илюша получал даже похвальные листы за хорошее поведение в Одесском 2-м казенном еврейском училище), но бунташные и кровавые года Революции и Гражданской войны никак не способствовали столь спокойным и размеренным занятиям. Тем более, что в Одессе начала 20-ых гг. сложился литературный кружок, давший блистательную плеяду творцов самого крупного калибра: Валентин Катаев, Константин Паустовский, Эдуард Багрицкий, Исаак Бабель, Юрий Олеша и многие другие. Вечно голодные и оборванные, журналисты и художники, чекисты и спекулянты, они тянулись к русскому слову, взламывая самые устои традиционной литературы, и переворачивались в гробу Державин с Толстым. Рождалась новая, красная проза, отражавшая титанические изменения, происходившие в России в постоктябрьские годы.

Скептичный и тяжело переживавший крах старой Империи, Иван Бунин, великолепно описавший одесские будни времён интервенции в «Окаянных днях», желчно замечал по поводу новомодных веяний в искусстве письма: «Распад, разрушение слова, его сокровенного смысла, звука и веса идет в литературе уже давно. - Вы домой? - говорю как-то писателю Осиповичу, прощаясь с ним на улице. Он отвечает: «Отнюдь!» Как я ему растолкую, что так по-русски не говорят? Не понимает, не чует: «А как же надо сказать? По-вашему, «отнюдь нет»? Но какая разница?» Разницы он не понимает. Ему, конечно, простительно, он одессит …». Набоков, Куприн, Гуль, Алданов – все они, ушедшие в эмиграцию, так и не простили одесскому «десанту», властно вошедшему в русскую словесность, опрощения и легковесности слога. Но минули десятилетия, сменилась эпоха и «Двенадцать стульев» стали классикой, вечным живым свидетельством тех громокипящих лет.

Только в бесшабашных 20-ых, наполненных разбуженным творчеством масс, была возможна сама литературная игра-мистификация Валентина Петровича Катаева, решившего слегка поиграть в Дюма-отца. Отдав на откуп своем брату Е.Петрову и его другу Ильфу собственный сюжет о бриллиантах, зашитых в подкладку коллекционного стула, он никак не подозревал, что на выходе получится литературный шедевр. В дальнейшем Катаев интеллигентно уступил все права на роман, единственно настояв на том, чтобы каждое его издание начиналось с посвящения ему самому, маленькая дань законному тщеславию. Дилогия о великом комбинаторе пользовалась бешеным успехом; отточенные афоризмы Ильфа, умело расцвеченные и развернутые Петровым в формат большой прозы, были с восторгом встречены читателями и прохладно – критикой. Выдержавшие несколько переизданий в начале 30-ых гг, книги о Бендере были постепенно забыты уже к середине 40-ых, а в 1948 году и вовсе запрещены к печати в рамках пресловутой компании «борьбы с космополитизмом». Возвращение их в свет состоялось уже много позже, в 1964 году, когда Катаев с трудом пробил переиздание «Двенадцати стульев» на далекой периферии, в Алма-Ате.

Казалось бы, на волне успеха бендерианы молодые, полные сил соавторы, должны были фонтанировать всё новыми творениями, но реальность была намного сложнее. Первая половина тридцатых – молчание. В их активе был лишь малоудачный опыт сотрудничества с режиссером Г.Александровым, поставившим  нашумевшую кинокомедию «Цирк» по мотивам ильф-петровского сценария «Под куполом цирка». Воспользовавшись отсутствием соавторов в СССР (они в этот момент пребывали в зарубежной командировке), Александров решил исправить недостаточную, как ему казалось, «идеологичность» развеселой мюзикхолльной истории, и попросил И. Бабеля дописать диалоги, что тот и сделал, воспев гуманность советских граждан и разоблачив заокеанский расизм. Вернувшиеся из поездки Ильф и Петров смертельно обиделись за то, что их дописали, сняв свои имена из титров фильма.

В большую поездку по Соединенным Штатам в 1936 году Ильф уезжал уже с обострившимся туберкулезом. Сказалась голодная юность и постоянный авитаминоз времён военного коммунизма. Он мучительно кашлял в носовой платок, утирая кровь, но работать не прекращал: прекрасная документальная книга «Одноэтажная Америка» вышла в срок, но силы Ильи Арнольдовича были на исходе. Потом были бесконечные поездки по санаториям, но безуспешно.  В апреле 1937 года его не стало. Оглушённый горем Петров выдавил из себя на похоронах, давясь слезами: «Это и мои собственные похороны…». Имя И.А.Ильфа вошло в все литературные энциклопедии под рубрикой «мастер беспощадной сатиры» и лишь в письмах к супруге, М.Тарасенко, остался его образ нежного, ранимого, даже робкого человека, на носу которого вечные очки, а душе – осень.

P.S. Оставшись в творческом одиночестве, Петров практически ничего не писал. Единственным исключением был сценарий кинокомедии «Антон Иванович сердится», вышедшей на экраны в канун Великой Отечественной войны. 5 июля 1942 года фронтовой корреспондент газеты «Правда» Евгений Петрович Катаев (Петров) погиб в авиакатастрофе, возвращаясь  в Москву из поездки на Черноморский флот. Задуманная им большая книга «Мой друг Ильф» так и осталась ненаписанной.

Источник

© 2009 Уланов Олег Владимирович
разработка сайта — СолидСайт
Карта сайта Версия для печати