Олег Уланов

На главную
Контакты
Карта сайта

«Я родился
в Советском Союзе...»

120 лет со дня рождения Марины Цветаевой

Главная  Колонка автора  120 лет со дня рождения Марины...

 120 лет со дня рождения Марины Цветаевой

«… не принадлежу ни к какому классу, ни к какой партии, ни к какой литературной группе никогда. Помню даже афишу такую на заборах Москвы 1920 года. Вечер всех поэтов. Акмеисты - такие-то, неоакмеисты - такие-то, имажинисты - такие-то, исты - исты - исты - и в самом конце, под пустотой: -и- Марина Цветаева (вроде как - голая!). Так было, так будет..." (строки из письма Марины Цветаевой к Р.Н. Ломоносовой от 11 марта 1931 года.

8 октября 2012 года русская культура не празднует, но вспоминает: 120 лет назад родилась неистовая Марина Ивановна Цветаева. Слишком велика была цена вхождения поэтессы в пантеон отечественной словесности. Её не понимали дореволюционные современники, гнобила белоэмигрантская диаспора, шарахались как от прокажённой члены советского Союза Писателей, она была всегда одна. Великая и неповторимая. Рвущая каноны, не способная скучно длить себя во времени, жить «как все» и писать подобно прочим ровные гладкие анапесты с хореями. Стихи Марины – это нервы, смотанные в строки, клубок страстей, нелогичный, порою неудобопонимаемый и постоянно рвущийся на скомканные обрывки.

Tzvetaeca

Была ли когда-нибудь счастлива упрямая дочь основателя музея изящных искусств им. Александра III Ивана Владимировича Цветаева? Судьба, казалось бы, сплошь состоящая из потерь. Трехлетняя дочь Ирина умерла от голода в приюте весной страшного и кровавого 1920 года. Вторая дочь Ариадна провела 8 лет в жесточайших лагерных условиях, сын Георгий («Мур») погиб в 19 лет на фронте. Муж Сергей Эфрон, так рьяно стремившийся вернуться в СССР, расстрелян в 1941 году. Сестру Анастасию Цветаеву многократно арестовывали, и она провела в заключении более 16 лет, её сын Андрей тоже был репрессирован. Вычеркивали семью, всех до третьего колена, и следов чтобы не осталось.

Зачем она вернулась? В красной России она была забыта, её читатель остался далеко позади, там где «тихий дом в Трёхпрудном переулке», где Максимилиан Волошин нараспев читал свои стихотворения с коктебельских высот, а Гумилёв ещё не стал к расстрельной стенке в Кронштадте. Серебряный век отторг Марину, к сталинскому же ампиру, с его имперским стилем она была неспособна приспособиться by design. Ехать на верную смерть – и знать наперед. Неукротимое самоуничтожение гения … ещё в 1939-ом, незадолго перед выездом на Родину она напишет:

... О, черная гора,

Затмившая весь свет!

Пора - пора - пора

Творцу вернуть билет.

 

Отказываюсь - быть.

В Бедламе нелюдей

Отказываюсь - жить.

С волками площадей

 

Отказываюсь - выть.

С акулами равнин

Отказываюсь плыть

Вниз - по теченью спин.

 

Не надо мне ни дыр

Ушных, ни вещих глаз.

На твой безумный мир

Ответ один - отказ.

 

Будущий автор «Доктора Живаго», верный её многолетний друг Б.Пастернак помогал поэтессе собираться в эвакуацию тем душным военным августом. Перевязывая прохудившийся чемодан, он внезапно пошутил, вырвалось: «Эта верёвочка выдержит всё, хоть вешайся». Слова оказались пророческими и 31.07.1941 года М.И.Цветаева, беспартийная, из дворян, покончила с собою в маленьком захолустном городке Елабуга на этом куске шпагата. Интересно, как жил Борис Леонидович свои 19 лет, остававшихся ему до того момента, когда они с Мариной воссоединились ТАМ? Вспоминал ли веревочку? К примеру, Русская православная церковь ту верёвочку припоминала долгих полвека, отказывая в последней услуге – не отпевают самоубийц. Лишь настоятельная просьба её сестры Анастасии и молодого тогда клирика о.Андрея Кураева, позволила в 1991 году добиться благословения самого Патриарха Алексия II на совершение чина отпевания. Мытарства окончились и вступила в свои права вечность. И доколе жив последний человек, мыслящий себя в лоне русской культуры, будут помниться задорные и полные внутреннего достоинства строки павшего ангела, знающего свою истинную и непреходящую цену:

Моим стихам, написанным так рано,

Что и не знала я, что я - поэт,

Сорвавшимся, как брызги из фонтана,

Как искры из ракет,

 

Ворвавшимся, как маленькие черти,

В святилище, где сон и фимиам,

Моим стихам о юности и смерти,

- Нечитанным стихам! -

 

Разбросанным в пыли по магазинам

(Где их никто не брал и не берет!),

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Источник

© 2009 Уланов Олег Владимирович
разработка сайта — СолидСайт
Карта сайта Версия для печати