Олег Уланов

На главную
Контакты
Карта сайта

«Я родился
в Советском Союзе...»

Вектор Брежнева

Главная  Колонка автора  Вектор Брежнева

 Вектор Брежнева

В прошедший уикенд кое-кто из нас отметил тихий, скромный юбилей, оставшийся практически незамеченным и уж точно непонятым молодыми поколениями: 30 лет назад, 10 ноября 1982 года скончался генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев. Согласно известному трюизму, «большое видится на расстоянии», а потому оценки этого лидера лишь сейчас начали приближаться к некой, пока еще предварительной степени объективизации. Потешно бровастый, увешанный орденами как безвкусная новогодняя ёлка, Леонид Ильич образца начала 80-ых гг. был жупелом горбачёвской «борьбы с застоем», своего рода символом неискоренимого порока советской системы, а по его могиле с удовольствием и целенаправленно оттаптывались все прорабы перестройки. Пришедший к власти на фоне усталости общества от бессмысленных шараханий Хрущёва, Брежнев искусно сыграл как на аппаратном поле (оттеснив команду «комсомольцев» А.Шелепина, истинного инициатора устранения Никиты Сергеевича), так и смог предложить народу внятную и хорошо понятную альтернативу – стабильность и рост благосостояния. Другими словами, он предложил советскому человеку передохнуть от бесконечной штурмовщины.

Поколение людей, появившихся на свет в начале ХХ века, вынесло на своих плечах коллективизацию, индустриализацию, Великую Отечественную, послевоенные усилия по восстановлению народного хозяйства. Господствующее мироощущение победителей, позволяло им требовать хоть небольшой возможности приостановить «вечный бой». Эти люди умели упорно трудиться в нечеловеческих условиях, но теперь хотели попробовать глоток заслуженного (безо всяких натяжек) благоденствия. Вместе с тем, необходимо заметить, что истинными вождями и целеполагателями данного поколения были совсем другие люди, современники И.В.Сталина. Генерация советского народа, вошедшая в сознательный возраст в 60-70-ые годы, прекрасно исполняла заданное, но не умела и не хотела ставить перед собой великие цели. Поколение ведомых, лишённых той искры веры в коммунизм, которая вдохновляла их предшественников.

При Брежневе в СССР власть была сконцентрирована в руках высшей бюрократии, метко названной М.С.Восленским «номенклатурой». Унаследовавшие от сталинских наркомов слепую веру во всесилие административно-командной системы, постхрущевские управленцы своими руками выдернули из неё стержень: коллегиальность стала нормой, потенциальные вожди и яркие личности гасились на взлете карьеры, а неуклонная и скрупулёзная исполнительность была объявлена высшей добродетелью. При этом к выработке решений нижестоящие слои бюрократии, а тем паче народные массы не допускались, что в корне противоречило самой природе советского строя, прокламировавшего широкую демократию и народовластие как основу государства.

Именно в период, когда у власти стояли позабывшие о сменяемости старцы из Политбюро, Советский Союз достиг пикового расцвета, непредставимой когда-то мощи. Фактически, Брежнев мог повторить за Екатериной Великой знаменитую фразу, о том, что «ни одна пушка в мире не может выстрелить без нашего на то соизволения». Бесславно закончившаяся вьетнамская агрессия уронила авторитет США до самых низких в послевоенное время величин, страны соцлагеря Восточной Европы исправно следуют в фарватере Москвы, армия и флот при Д.Ф.Устинове приобретают характер «абсолютного оружия», способного не только обеспечить паритет с Соединёнными Штатами, но и в одиночку бороться со всем блоком НАТО. Забавные африканские майоры, чуть совершив очередной переворот в непролазной Лумумубии, опрометью бегут на поклон в Кремль, представляться генсеку и униженно просить принять их под крыло советского руководства, дабы на красные безвозмездные кредиты ещё усерднее бороться со «звёздно-полосатым империалистическим шайтаном». Казалось бы, вот он, золотой век, и длиться он должен вечно…

Будучи крепки задним умом, нынешние критики Брежнева справедливо инкриминируют ему всеобщий товарный дефицит и заскорузлость управленческих схем, однако отнюдь не в этом заключался главный порок геронтократии 80-ых. Сытый социум, лишенный экстремальных условий выживания, блаженно потягивающийся в изобильном расслаблении, позабыл, что главное – это не югославские дамские сапоги в свободной продаже и 20 сортов колбасы на прилавке, а общественный ориентир развития. Homo soveticus увлечённо копался в собственном духовном микромире, ездил греть косточки по профсоюзным турпутёвкам на Слинчев Бряг к болгарским братушкам и не хотел даже думать, о том, что материальный достаток не является конечной целью. Развитой социализм получился анемичным и лишенным стратегического ориентира. Прорыв же в будущее мнился массовому обывателю как беспроблемное падение в нору, подобно кэрроловской Алисе, где в чудесном Зазеркалье тянутся сверкающие километры заваленных товарами полок неведомых супермаркетов, а социальные блага остаются в первозданном, советском варианте. При попытке реализации эти наивные мечты обернулись локальным апокалипсисом на 1/6 части мировой суши, страна развалилась, а «каменный цветок» энергетической сверхдержавы, как ныне позиционирует себя Россия, вышел у Данилы-мастера изрядно уродливым и, с годами, всё более смахивающим на всё тот же поздний СССР. История, господа, имеет свойство повторяться, и с каждым витком цивилизационной спирали – все более в фарсовом варианте.

Источник

© 2009 Уланов Олег Владимирович
разработка сайта — СолидСайт
Карта сайта Версия для печати